Компетенция конституционного суда в сфере защиты прав человека

Роль Конституционного Суда РФ в области защиты основных прав и свобод человека и гражданина

Конституционный Суд РФ, созданный еще в 1991 г., призван охранять Конституцию РФ, конституционные права и свободы граждан, обеспечивать их реальное исполнение. Порядок образования и деятельность Конституционного Суда РФ определяется Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом от 21 июля 1994 г. 25-ФЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (с послед, изм.). Конституционный Суд РФ не имеет системы нижестоящих судов, осуществляющих конституционное судопроизводство. Однако в России, как в федеративном государстве, каждый субъект Федерации вправе создавать свои конституционные (в республиках РФ) или уставные (в краях, областях) суды для проверки соответствия нормативных актов субъектов РФ конституциям и уставам субъектов РФ.

Компетенция Конституционного Суда РФ включает в себя 4 конституционных полномочия:

1. проверка конституционных законов, нормативных правовых актов и договоров (нормоконтроль), которая осуществляется по трем видам запросов и жалоб от органов власти, граждан и судов,

2. разрешение споров о компетенции,

3. толкование Конституции РФ,

4. предоставление заключения о соблюдении порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

Целями Конституционного Суда РФ являются защита основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечение верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории России.

Рассмотрение жалоб граждан - одно из приоритетных направлений в деятельности Конституционного Суда РФ (более 70 всех дел). Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» установлен следующий круг лиц, управомоченных на обращение с конституционной жалобой в Конституционный Суд РФ: граждане РФ, иностранные граждане, лица без гражданства, их законные представители, объединения граждан, в том числе общественные организации и юридические лица, а также Уполномоченный по правам человека в РФ и Генеральный Прокурор РФ.

Жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если: 1. закон затрагивает конституционные права и свобод граждан,

2. закон применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.

Конституционный Суд РФ выразил существенные правовые позиции, в которых содержится толкование и конкретизация установленных законом условий допустимости жалобы.

Если оспариваемое положение закона ограничивает права граждан, что диктуется общественными интересами или необходимостью охраны прав других (в пределах ч. 3 ст. 55 Конституции РФ), и при этом ограничение соразмерно этим целям, то жалоба гражданина не является допустимой.

В случае, если пробелы правового регулирования затрудняют реализацию прав и свобод граждан, но не исключают ее, так как эти недостатки могут быть устранены в процессе правоприменения, то жалоба не является допустимой.

Не может быть предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ по жалобам граждан норма процессуального закона, не влекущая такие юридические последствия процессуальных действий, которые затрагивали бы права и свободы граждан.

Дела по защите прав и свобод граждан, рассмотренные Конституционным Судом, можно разделить на несколько групп дела, связанные с проверкой 1) уголовного и уголовно-процессуального законодательства, 2) конституционности административного законодательства, ограничивающего право частной собственности, 3) норм избирательного законодательства, 4) дела по рассмотрению жалоб на нарушение трудовых и социальных прав и свобод, дела по поводу ограничений жилищных прав граждан, 6) дела, касающиеся вопросов наследования и гражданства РФ.

Объясните роль конституционного суда рф в защите прав и свобод граждан РФ.

Ответы и объяснения

Конституционный Суд РФ как орган конституционного контроля в сфере обеспечения прав и свобод.

Важнейшим государственно-правовым механизмом обеспечения баланса власти и свободы является правосудие, реализующееся в рамках судебной власти. Это вытекает уже из того обстоятельства, что в результате исторического правового прогресса государственности именно суд выделился в качестве единственного самостоятельного органа, предназначение которого состоит в разрешении споров о праве, а следовательно, и в поиске справедливого баланса вступивших в противоречие интересов.

В наиболее полном объеме предназначение судебной власти раскрывается в ситуациях, когда человек приобретает юридически обеспеченную возможность спорить с государством, обладает всей полнотой прав на судебную защиту от произвола власти независимо от уровня её проявления, а суд при этом наделяется реальными и эффективными полномочиями по пресечению незаконных, противоправных действий и по упорядочению, согласованию исходя из свойственных ему средств, способов и методов реализации государственного управления частных и государственных интересов в таких спорах. В этой связи и сама по себе судебная власть предстает не только в качестве организационно-правовой формы реализации права на судебную защиту, но и формой осуществления свободы, т.е. не только ее защитой, но и утверждением, созиданием, расширением.

Именно поэтому право на судебную защиту, как неоднократно подчеркивал в своих решениях Конституционный Суд РФ, носит абсолютный характер. Оно универсально и не знает никаких исключений. Одним из проявлений качеств права на судебную защиту как абсолютного является возможность обращения человека за защитой своих прав и свобод не только в суды общей юрисдикции, арбитражные суды, но и в органы конституционного правосудия, к которым относятся Конституционный Суд России, а также конституционные (уставные) суды субъектов РФ.

В системе разделения властей Конституционный Суд является уникальным публично-властным субъектом, призванным находить оптимальный баланс между властью и свободой, публичными и частными интересами, защищать личность, общество и государство от необоснованных посягательств, поддерживать состояние защищенности и безопасности конституционно-правового статуса всех и каждого субъекта социальных и правовых отношений. Такой подход непосредственно вытекает из конституционных полномочий и функций Конституционного Суда как единственного органа, могущего толковать Конституцию и оценивать на ее основе действующее правовое регулирование и правоприменительную практику, а следовательно, и обладающего возможностью взвешивать воплощенные в тех или иных анализируемых конституционных и законодательных нормах и институтах конституционные ценности. Это подтверждается и положениям ст. 1 (ч. 1) и 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Феде-рации», согласно которым защита основных прав и свобод человека и гражданина является, наряду с зашитой основ конституционного строя, обеспечением верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации, основной целью деятельности Конституционного Суда Российской Федерации как судебного органа конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющего судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

В этом плане все полномочия Конституционного Суда РФ по осуществлению нормоконтроля и разрешению компетенционных споров, официальному толкованию Конституции Российской Федерации, как и все виды обращений в Конституционный Суд, включая запросы Президента или Правительства РФ, парламента в лице его отдельных палат или одной пятой депутатов Государственной Думы (членов Совета Федерации), высших органов судебной власти, непосредственно или в конечном счете, направлены в том числе и на обеспечение оптимального и гармоничного сочетания (равновесия) названных конституционных ценностей, в концентрированном варианте предстающих в облике власти и свободы.

  • Комментарии
  • Отметить нарушение
  • ЕгорПростоЕгор
  • середнячок

Тут само название говорит само за себя. Суд, защищающий права и свободы человека. Так же, обладает законодательныим правом(издает законы в своей сфере деятельности).

Место конституционных судов в системе защиты прав и свобод человека и гражданина опыт Российской Федерации и ближнего зарубежья - О.Н. Доронина

В настоящее время в российской и зарубежной юридической науке общепринятым является системный подход к защите прав и свобод человека и гражданина2. Ученые - конституционалисты, исследуя механизм защиты прав и свобод человека и гражданина в современных демократических зарубежных государствах, указывают на ведущую роль в нем конституционных судов как органов, осуществляющих судебный конституционный контроль3. Однако, место Конституционного Суда в системе защиты основных прав и свобод человека и гражданина обусловлено не тем, что он является высшим органом государственной власти, а его особой компетенцией, правовой природой его деятельности.

Гарантии судебной защиты закреплены во всех конституциях и актах конституционного характера государств Центральной и Восточной Европы. Наиболее типичным является закрепление права каждого на судебную защиту его прав и свобод. Так, например, в соответствии 51 (ч. 1) Конституции Венгерской Республики от 18 августа 1949 г. «каждый имеет право на то, чтобы в любом процессе, его права и обязанности, были рассмотрены на справедливом и открытом заседании независимого и беспартийного суда, установленного законом4. Как правило, в соответствующих положениях конституций закрепляется возможность судебного обжалования правовых актов органов государственной власти и органов местного самоуправления, нарушающих права и свободы человека и гражданина. В совокупности с общепризнанными принципами законности и независимости судов при осуществлении правосудия, это предполагает обязанность всех судов при рассмотрении дел, отнесенных к их компетенции, руководствоваться законом и Конституцией как нормативными правовыми актами наивысшей юридической силы.

Именно необходимость защитить основные права и свободы человека и гражданина от нарушений их актами высших органов государственной власти и привела к приобретению Верховным Судом США полномочий в сфере проверки соответствия их Конституции США, возникновению института судебного конституционного контроля и, соответственно, его «американской» модели. Если внимательно изучить правовую позицию судьи Верховного Суда США Дж. Маршалла, выраженную им по делу Marbury v. Madison5, становится очевидным, что обоснование полномочий Верховного Суда США в сфере конституционного контроля заключается в том, что суд должен применить закон, чтобы разрешить конкретное дело, в случае коллизии между двумя законами, подлежащими применению при рассмотрении дела, суд должен решить, какому закону нужно отдать преимущество, если отношения регулируются и Конституцией, и противоречащим ей законом, приоритет должен быть отдан Конституции. Профессор С.М. Гриффин, полагает, что «судебная власть должна руководствоваться Конституцией в случае прямого конфликта между нею и обычным законодательным актом», что является непосредственным следствием обязанности суда разрешать дела, отнесенные к его компетенции6. Таким образом, по мнению Дж. Маршала, «те, кто применяет норму права в конкретном деле, по необходимости, должны разъяснять и интерпретировать эту норму. Если имеется конфликт двух законов друг с другом, суды должны выбрать один из них, поскольку Конституция обязательна как для законодательных органов, так и для судов, последние не имеют никакого выбора, кроме как объявить недействительный любой акт, который они найдут противоречащим Конституции»7.

Однако недостатки защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина от нарушений их законодательными актами и нормативными правовыми актами иных высших органов государственной власти, осуществляемой судами общей юрисдикции, очевидны. Так, Ю.А. Юдин и Ю.Л. Шульженко полагают, что к ним относится связанность суда при разрешении конституционных вопросов обстоятельствами рассматриваемых уголовных и гражданских дел8. Профессор М. Шапиро так определяет специфику конституционного контроля, осуществляемого судьей при рассмотрении конкретного дела: «Осуществляя правосудие, мы проверяем конституционность закона только в той мере, в какой это необходимо для нормального рассмотрения конкретного дела»9.

Следует заметить, что возможность граждан прибегнуть к защите Конституционного Суда может быть закреплена Основном законе государства, но данное право не закреплено как основное право человека и гражданина ( 32/А Конституции Венгерской Республики, ст. 125 (ч. 4) Конституции Российской Федерации, ст. 126 Конституции Словацкой Республики, ст. 160 (ч. 3) Конституции Республики Словения, ст. 125 (абз. 4) Конституции Республики Хорватия, ст. 86, (ч. 1, п. «d») Конституции Чешской Республики. Только в Конституции Республики Польской (ст. 79, ч. 1) право на обращение с жалобой в Конституционный Трибунал закреплено в качестве основного: «Каждый, чьи конституционные свободы или права оказались нарушенными, имеет право на определенных в законе принципах обратиться с жалобой в Конституционный Трибунал по вопросу о соответствии Конституции закона или иного нормативного акта, на основании которого суд или орган публичной администрации вынес окончательное решение о его свободах или правах или о его обязанностях, определенных в Конституции».

Периодические издания Юридические услуги

2005 - 2017, ЗАО Финансово-Правовое Агентство - Оказывает юридические и бухгалтерские услуги.

Все права защищены. Частичное или полное копирование информации данного ресурса возможно только с разрешения владельца.

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

А. Клишас: Подготовлен законопроект, расширяющий полномочия Конституционного суда РФ в сфере защиты прав человека на национальном уровне

Подготовлен законопроект, расширяющий полномочия Конституционного суда РФ в сфере защиты прав человека на национальном уровне. Об этом сообщил председатель Комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас, выступая на совместном собрании Совета Федерации и Государственной Думы по вопросу противодействия терроризму.

«,Конституционный Суд в одном из недавних решений ориентировал федерального законодателя на соблюдение прежде всего норм Конституции России. При коллизии конституционных и конвенционных норм допускаются в исключительных случаях отступления от выполнения возложенных обязательств. Федеральный законодатель был управомочен выработать специальный правовой механизм разрешения данного вопроса»,, - сказал сенатор.

Он пояснил, что подготовленным проектом закона к компетенции КС предлагается отнести разрешение вопроса о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав человека. «,При этом Россия последовательно выступает за укрепление правовых основ в международных отношениях, выполнение международных обязательств. Целью принятия законопроекта является обеспечение полной и эффективной защиты прав человека на национальном уровне»,.

Андрей Клишас подчеркнул, что в Российской Федерации гражданин и государство связаны взаимными правами и обязанностями. «,Государство, гарантируя права и обеспечивая их защиту, вправе устанавливать ответственность за деяния, умышленно совершенные в ущерб основным ценностям конституционного строя. В их иерархии, безусловно, право на жизнь превалирует над остальными»,.

«,Право на жизнь, являясь источником других основных прав, закрепляется Конституцией Российской Федерации как высшая ценность. Нарушение данного права создает угрозу основам государственности, что требует принятия адекватных мер, направленных на защиту Конституции»,, - добавил законодатель.

«,При освещении современных вызовов зачастую во главу угла ставятся религиозная идеология, национальная принадлежность. Для России с асимметричным характером федерализма тиражирование такого подхода создаёт риски проявления этноцентризма. Преступления террористической направленности никоем образом не связаны с национальной принадлежностью. Поэтому меры по защите прав граждан любого государства должны иметь равнозначный характер, а потерпевшие от терроризма &ndash, одинаковые права на реабилитацию»,, - отметил законодатель.

Он напомнил, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Кроме того, указал парламентарий, право каждого человека на жизнь закреплено во многих международных договорах.

По словам Андрея Клишаса, суверенитет государства является конституционной ценностью, которая, как и другие, подлежит охране. «,Конституционный Суд неоднократно в своих решениях указывал на возможность принятия мер по охране суверенитета нашей страны Президентом Российской Федерации, что обусловлено его статусом как гаранта Конституции»,.

«,Способность государства обеспечить защиту прав своих граждан позволяет говорить о реальных, а не декларативных гарантиях их реализации, действительной ценности человеческой жизни. Право на жизнь является единственным субъективным правом, нарушение которого не может быть возмещено»,, - уверен сенатор.

«,Высокий уровень гарантий защиты и охраны права на жизнь, закреплённый Конституцией России, предопределяет дальнейшие направления правового развития, в том числе по установлению правовых механизмов, способствующих обеспечению общественной безопасности и предотвращению негативных последствий преступлений для охраняемых законом прав граждан»,, - заключил парламентарий.

ПРЕСС-СЛУЖБА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ

Материалы по теме Поделись с друзьями Материалы этой рубрики Последние выпуски журнала Email подписка Контакты

МИД РФ, Редакция журнала «Международная жизнь». 2009 2017

Понравилась статья? Поделить с друзьями: