Допрос адвоката участвующего в уголовном деле

Допрос адвоката

В адвокатском сообществе разгорелась горячая дискуссия о том, как быть адвокату, если его вдруг вызвали на допрос и требуют рассказать, что он увидел и услышал в процессе проведения следственных действий с участием его подзащитного.

Проблема не надуманная. В последнее время адвокатов допрашивают все чаще. Причем делается это по ходатайствам обеих сторон - и обвинения, и защиты. Такая необходимость возникает, когда подсудимый заявляет, будто доказательства его вины получены незаконно, а допрос шел с нарушениями уголовно-процессуального закона. Например, что адвокат в допросе не участвовал, а подписал протокол уже позже. К тому же не протестовал против применения следователем или оперативным работником насилия, шантажа и запугивания.

Цель такого превращения защитника в свидетеля на первый взгляд как бы и оправданна: это поможет установить истину. Но проблема в том, что Уголовно-процессуальный кодекс не разрешает допрашивать в качестве свидетеля адвоката, которому при оказании подзащитному юридической помощи стали известны те или иные обстоятельства дела. Закон об адвокатской деятельности еще более строг. Он запрещает не только допрашивать адвоката о таких обстоятельствах, но и вызывать его в качестве свидетеля. Такой запрет закреплен и в Кодексе профессиональной этики адвоката. ",Адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей",, - записано там.

Так всегда и было. Но в 2003 году Конституционный суд в определении N 108-О вынес иное решение, истолковав упомянутый запрет как неабсолютный. Конституционные судьи решили, что УПК не исключает право адвоката дать показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы и согласны огласить те или иные конфиденциально полученные сведения. В противном случае, сказал главный суд, может оказаться нарушенным конституционное право человека на судебную защиту.

При этом следует уточнить, что в определении Конституционного суда обосновано право на такой допрос только по ходатайству стороны защиты, а не обвинения. Однако на деле все вышло с точностью до наоборот. Адвокатов стали таскать на допросы и по ходатайству прокуроров, ссылаясь на то, что суд обязан обеспечить равенство прав участников судебного разбирательства.

Ясность мог бы внести Верховный суд, но его позиция по этой проблеме противоречива. Например, в кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам от 1 марта 2004 года показания адвоката, допрошенного по ходатайству прокурора, были признаны недопустимым доказательством. А в постановлении президиума Верховного суда от 7 июня 2007 года содержится вывод о недопустимости допроса адвоката по ходатайству и стороны защиты, даже если сам адвокат согласен.

Сообщество в растерянности. Эта проблема обсуждалась на Всероссийской научно-практической конференции адвокатов, ей посвятили специальное заседание Научно-консультативного совета при Федеральной палате адвокатов РФ. Но авторитетные представители адвокатской корпорации и ученые-процессуалисты к единому мнению тоже не пришли.

В спорах сформировались две точки зрения. Одну из них наиболее полно выражает глава адвокатской палаты Москвы Генри Резник. Он считает, что вызванный на допрос судебной повесткой адвокат обязан явиться в судебное заседание в назначенный срок либо заранее уведомить суд о причинах неявки, а затем принять все меры, чтобы предотвратить свой допрос в качестве свидетеля. Для этого адвокату следует заявить о незаконности вызова на допрос в связи с запретом, установленным п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ. И обратить внимание суда на то, что в соответствии с толкованием данной нормы, содержащимся в определении Конституционного суда N 108-О, допрос адвоката даже по ходатайству стороны защиты возможен только при согласии самого адвоката.

По мнению Генри Резника, в случае если после этого суд не освободит адвоката от допроса, тот вправе сделать выбор: или воспользоваться свидетельским иммунитетом, установленным Конституцией, или дать свидетельские показания в таком объеме, чтобы защитить себя от обвинений в нарушении профессионального долга, выдвинутых против него подсудимым.

Другой подход сформулировал президент Федеральной палаты адвокатов Евгений Семеняко. Он считает, что адвокат должен руководствоваться прежде всего принципом: не можешь помочь доверителю - не навреди. Адвокат, заявил Евгений Семеняко, вправе дать в качестве свидетеля показания о тех или иных обстоятельствах, ставших ему известными в процессе оказания юридической помощи подзащитному. Но сделать это можно только в одном случае - когда эти показания усиливают позицию клиента. При этом, подчеркнул президент Федеральной палаты адвокатов, должны быть соблюдены три непременных условия. Во-первых, если адвоката вызывают по ходатайству стороны защиты. Во-вторых, когда его показания необходимы для защиты прав и интересов обвиняемого. И в-третьих, если имеется согласие доверителя на вызов адвоката в качестве свидетеля.

Уголовно-процессуальный кодекс Популярное на сайте Главное сегодня

«Редакция «Российской газеты»

Рубрикатор: Тематические проекты: Совместные проекты:

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

Имел ли право следователь допрашивать без адвоката?

Здравствуйте, при допросе Вас в качестве подозреваемого, Вас должны были спросить, желаете ли Вы участие при допросе бнсплатного государственного адвоката, если этого не произошло и Вас сразу закрыли по 91 й, то это конечно беспредел. А где вы сейчас?

Если Вас допрашивали как подозреваемого без участия адовката, то показания полученные в ходе такого допроса будут признаваться недопустимыми (в соответствии со ст. 75 УПК РФ):

1. Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

2. К недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде,

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности,

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.

Здравствуйте. Если он Вам предложил воспользоваться перед этим помощью адвоката, но Вы отказались, может. если же Вам не предоставили возможность для юридической защиты это нарушение закона.

Статья 50 УПК РФ:

1. Защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. Подозреваемый, обвиняемый вправе пригласить несколько защитников.

2. По просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом.

3. В случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника. Если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то дознаватель, следователь вправе произвести данное процессуальное действие без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 - 7 части первой статьи 51 настоящего Кодекса.

4. Если в течение 24 часов с момента задержания подозреваемого или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу явка защитника, приглашенного им, невозможна, то дознаватель или следователь принимает меры по назначению защитника. При отказе подозреваемого, обвиняемого от назначенного защитника следственные действия с участием подозреваемого, обвиняемого могут быть произведены без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 - 7 части первой статьи 51 настоящего Кодекса.

5. В случае, если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

Юрист Онлайн. www.yurist-online.net, 2011-2017. Все права защищены.

При копировании информации ссылка обязательна.

Smartgroup

В не зависимости от своего статуса в уголовном деле, каждый, будь он подозреваемым, обвиняемым или свидетелем, имеет право на то, чтобы приглашенный им адвокат принял участие в допросе и оказывал допрашиваемому лицу юридическую помощь.

Безусловно, показания при допросе должен давать сам допрашиваемы, а не его адвокат. При этом хорошо, если допрашиваемый проявляет рассудительность, хладнокровие и правильно определяет юридическую значимость фактических обстоятельств уголовного дела.

Однако, как правило это не так, лицо, столкнувшееся с уголовным делом, более того, привлеченное к уголовной ответственности, в большинстве случаев, подавлено, растеряно и плохо ориентируется в обстановке.

Зачастую ситуацию усугубляет и поведение следователя, который будучи свободным в выборе тактики допроса, нередко злоупотребляет этим, выбирая тактику запутывания фактических обстоятельств, стремясь выделить признаки состава преступления ради них самих, а не ради установления истины по уголовному делу.

При таких обстоятельствах, адвокат обязан воспользоваться правом, предоставляемым законом, который предусматривает, что: адвокат, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе следственного действия.

Казалось бы, простая и ясная формулировка: адвокат в праве давать подзащитному юридическую консультацию, но у некоторых представителей правоохранительных органов, активная позиция адвоката вызывает резкое неприятие.

Более того, не редко приходится сталкиваться с агрессивным поведением правоохранителей во время проведения допроса.

Вот характерный пример: в кабинете находятся два следователя, один из них проводит допрос обвиняемого с участием адвоката, другой просто сидит за своим рабочим столом. В ходе допроса второй следователь, очевидно недовольный работой коллеги, начинает задавать вопросы допрашиваемому лицу, получается как бы перекрестный допрос.

Допрашиваемый растерян, начинает путаться. Как адвокат может защитить интересы подзащитного в такой ситуации? Нет ничего проще, если следовать требованиям закона.

Адвокат вежливо, но настоятельно попросил не торопиться, а внести в протокол допроса заданные вторым следователем вопросы, указав при этом от кого они исходят, тем самым обозначив в протоколе допроса присутствующее лицо, которое решило проявить активность.

Понимая законность требования адвоката и незаконность своих действий, второй следователь, мягко говоря, замолчал, иначе говоря совсем замолчал и больше в ход следственного действия не вторгался.

Еще одна характерная особенность допроса, это вольная интерпретация следователем показаний допрашиваемого лица, так например: человек говорит одно, а следователь воспринимает это и записывает немного иначе, то есть смысл, как бы присутствует, но форма такова, что не идет на пользу допрашиваемому лицу. И в этой ситуации, именно адвокат может настоять на том, чтобы в протоколе допроса была приведена объективная формулировка показаний, в противном случае, адвокат в праве внести замечания в протокол и дать рекомендации допрашиваемому лицу, который так же в праве при подписании протокола указать, что его показания отражены не верно.

1.12. Право адвоката на участие в допросе свидетеля

В соответствии с п. 6 ч. 4 ст. 56 и ч. 5 ст. 189 УПК РФ, впервые в законодательстве закреплено право свидетеля являться на допрос с адвокатом. В данном случае, он присутствует на допросе для оказания юридической помощи свидетелю. В отличие от полномочий защитника, такой адвокат не вправе задавать вопросы свидетелю и комментировать его ответы. По окончании допроса адвокат вправе делать заявления, но только по существу одного вопроса: о нарушении прав и законных интересов свидетеля, если таковые были допущены во время допроса. Такие заявления подлежат занесению в протокол допроса (ч. 5 ст. 189 УПК РФ). Цель данной нормы, заключается, прежде всего, в том, чтобы оградить свидетеля от незаконных методов допроса со стороны следователя, не допустить применение насилия, шантажа и т.п. со стороны допрашивающего в целях получения ",нужных", стороне обвинения показаний. Такие гарантии и дает присутствие адвоката на допросе свидетеля.

Следователь должен четко представлять себе пределы полномочий адвоката при допросе своего доверителя ? свидетеля. В частности, в ходе допроса, адвокат, в отличие от защитника подозреваемого (обвиняемого), не вправе требовать разговора со свидетелем наедине и конфиденциально, оказывать ему помощь в разработке линии поведения, разъяснять ему его права и т.д. Подчеркиваем - именно в ходе допроса. В остальное время адвокат вправе оказывать свидетелю такую помощь. Если буквально толковать закон, адвокат вообще обязан молчать во время допроса свидетеля (своего доверителя) и лишь после окончания следственного действия делать заявления по вышеупомянутому вопросу.

Заметим, что речь не идет о широко распространенной ранее порочной практике допроса в качестве свидетеля лица, фактически заподозренного в совершении преступления. Как уже было сказано выше, УПК РФ допускает участие в деле защитника, в том числе, с момента начала осуществления любых мер процессуального принуждения или процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ).

Как только в отношении лица начнут применяться процессуальные действия, затрагивающие его права, он автоматически приобретает статус подозреваемого со всеми вытекающими из этого статуса правами. Поскольку перечень названных действий Конституционный суд признал открытым, то многие заинтересованные лица могут предположить, что в любой момент, даже в ходе допроса свидетеля, присутствующий адвокат может выйти из состояния ",процессуального молчания",, и в ответ на соответствующие действия следователя потребовать признания за своим клиентом статуса подозреваемого, а за собой ? статуса его защитника.

Такое толкование закона является необоснованно расширительным. Необходимо помнить, что мерами, затрагивающими права и свободы лица, закон называет ",иные меры процессуального принуждения или иные процессуальные меры",. То есть, речь не идет о тактических приемах допроса, направленных на создание напряжения у допрашиваемого. Например, если следователь в конфликтной ситуации допроса недобросовестного свидетеля, пытающегося дать ложные показания или умалчивающего правду, применяет такие тактические приемы как разъяснение вредных последствий противодействия расследованию, предъявление доказательств, которые могут изобличать в чем-то не только подозреваемого, но и самого допрашиваемого свидетеля и т.п.46, такие тактические средства не являются основанием для признания свидетеля подозреваемым и, соответственно, ",превращения", адвоката свидетеля в защитника подозреваемого.

Отметим так же, что участие недобросовестных адвокатов в допросе свидетелей может использоваться организованными преступными формированиями для ",контроля", и оказания давления не только на следствие, но и на лиц, могущих дать изобличающие показания против членов преступной группы (сообщества). Участие адвоката также может использоваться преступниками в целях сбора информации о расследуемом деле, сведений, составляющих тайну следствия. Противостоять таким посягательствам следствию крайне сложно.

Именно поэтому следователь должен внимательно отнестись к участию адвоката в допросе свидетеля. Необходимо предусмотреть самый худший для следствия вариант развития событий, по возможности ограничивать объем передаваемой на допросе информации, предвидеть возможную ее утечку, при необходимости реализовывать меры по защите свидетелей и т.д. Однако, в любом случае необходимо предупредить как свидетеля, так и адвоката об уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ и взять соответствующую подписку.

Примечание: Содержание данного параграфа подлежит уточнению. Дело в том, что законом ",О внесении изменений и дополнений в УПК РФ", от 4.07.03 N 92-ФЗ изменена ч. 5 ст. 189 УПК РФ, в результате чего, адвокат свидетеля пользуется теперь правами, предусмотренными частью второй статьи 53 настоящего Кодекса.

В новой редакции данная норма гласит:

",2. Защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол",.

Таким образом, теперь сторона обвинения не вправе требовать от адвоката свидетеля ",процессуального молчания",. Такой адвокат в полной мере использует права защитника, установленные ч. 2 ст. 53 УПК РФ.

Адвокат и свидетель защиты

или помощи обвинению?

Не забывайте, что свидетель, который пришел к следователю без адвоката и допрошенный по протоколу допроса «,свидетеля», через время будет вновь передопрошен, но по другому протоколу &ndash, «,подозреваемый», и тогда вам адвокат будет просто необходим.

Плохо одно &ndash, первый допрос прошел без надежной защиты и вам придется в будущем адвокату все уголовное дело разъяснять через «,третьи руки»,. Так не лучше ли позаботится о хорошем адвокате до прихода к следователю.

Помощь адвоката при допросе.

В не зависимости от своего статуса в уголовном деле, каждый, будь он подозреваемым, обвиняемым или свидетелем, имеет право на то, чтобы приглашенный им адвокат принял участие в допросе и оказывал допрашиваемому лицу юридическую помощь.

Безусловно, показания при допросе должен давать сам допрашиваемы, а не его адвокат.

При этом хорошо, если допрашиваемый проявляет рассудительность, хладнокровие и правильно определяет юридическую значимость фактических обстоятельств уголовного дела.

Однако, как правило это не так, лицо, столкнувшееся с уголовным делом, более того, привлеченное к уголовной ответственности, в большинстве случаев, подавлено, растеряно и плохо ориентируется в обстановке.

Зачастую ситуацию усугубляет и поведение следователя, который будучи свободным в выборе тактики допроса, нередко злоупотребляет этим, выбирая тактику запутывания фактических обстоятельств, стремясь выделить признаки состава преступления ради них самих, а не ради установления истины по уголовному делу.

При таких обстоятельствах, адвокат обязан воспользоваться правом, предоставляемым законом, который предусматривает, что: адвокат, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе следственного действия.

Казалось бы, простая и ясная формулировка: адвокат в праве давать подзащитному юридическую консультацию, но у некоторых представителей правоохранительных органов, активная позиция адвоката вызывает резкое неприятие.

Более того, не редко приходится сталкиваться с агрессивным поведением правоохранителей во время проведения допроса.

Вот характерный пример: в кабинете находятся два следователя, один из них проводит допрос обвиняемого с участием адвоката, другой просто сидит за своим рабочим столом.

В ходе допроса второй следователь, очевидно недовольный работой коллеги, начинает задавать вопросы допрашиваемому лицу, получается как бы перекрестный допрос.

Допрашиваемый растерян, начинает путаться. Как адвокат может защитить интересы подзащитного в такой ситуации? Нет ничего проще, если следовать требованиям закона.

Адвокат вежливо, но настоятельно попросил не торопиться, а внести в протокол допроса заданные вторым следователем вопросы, указав при этом от кого они исходят, тем самым обозначив в протоколе допроса присутствующее лицо, которое решило проявить активность.

Понимая законность требования адвоката и незаконность своих действий, второй следователь, мягко говоря, замолчал, иначе говоря совсем замолчал и больше в ход следственного действия не вторгался.

Еще одна характерная особенность допроса, это вольная интерпретация следователем показаний допрашиваемого лица, так например: человек говорит одно, а следователь воспринимает это и записывает немного иначе, то есть смысл, как бы присутствует, но форма такова, что не идет на пользу допрашиваемому лицу. И в этой ситуации, именно адвокат может настоять на том, чтобы в протоколе допроса была приведена объективная формулировка показаний, в противном случае, адвокат в праве внести замечания в протокол и дать рекомендации допрашиваемому лицу, который так же в праве при подписании протокола указать, что его показания отражены не верно.

Понравилась статья? Поделить с друзьями: